Графская пристань Если Вы севастополец, то где бы Вы ни оказались сегодня, у Вас есть возможность прикоснуться к частице Севастополя — нашему сайту. Станьте нашим соавтором. Расскажите нам о себе, о том, чего Вы добились в жизни. Давайте вместе порассуждаем о судьбах нашего города. Пишите нам!  
 

Главная

Новости

О сайте

Поиск по 

   
 
Рубрики

Military Крым, избранное

Будущее города

Взгляд на проблему

Воспоминание о будущем

Всё о спорте

Геральдика Крыма

Город и экономика

Горячие новости

За Победу!

Исторический экскурс

История

Клуб «Литера»

Краткие сообщения

Крымская война. Раритет

Крымский ренессанс

Мир приключений

Неведомое

О чем говорят

Позиция

Природа и экология

Рекламный вестник

Соотечественники

Студенческий билет

Тайны Крыма

Флот и город

Экология души

Юмор

Фотогалереи

За Победу!

История

Карикатуры

Люди

Природа

Репродукции

Флот

Фото-юмор

Фоторепортаж

Для авторов

Зарегистрироваться

Опубликовать статью

Добавить фотографию

07.07.2009

За Победу!

Фотография автора

Горелов Вячеслав Николаевич

Член Клуба любителей истории города и флота

 

 

Настоящее прошлое: О последних боях в Севастополе. 7 июля 1942 года

<7 июля 1942 г.>

<7 июля 1942 г.>

<7 июля 1942 г.>

Не думал, что так придется оставлять обильно политый кровью берег и множество лежавших уже неподвижно боевых товарищей. Многое пришлось и услышать, и пережить, но большего и лучшего мы уже были не в силах сделать.

В начале второго часа ночи мы с трудом пробирались по скалистому берегу, обильно усыпанному трупами. У выхода из берега мы остановились, подождали подхода остальных товарищей.
Лейтенант Шкурапет, который стоял вблизи меня, сказал задумчиво и с грустью:
– Итак, пошло седьмое июля! Что нам даст этот день?
Ему никто не ответил, а я про себя подумал: «Хорошо, что хоть кто-то помнит числа, а может, и дни недели. Здесь все уже перепуталось – и числа, и дни, и ночи»

Когда мы с трудом вышли наверх, то была теплая, звездная крымская ночь. С высот 35-й батареи тоже подходили товарищи. Шли молча, и количество людей все увеличивалось и увеличивалось. Все раненые, кто мог хоть немного двигаться, тоже пошли с нами. Мы были вынуждены оставить только тех, кто был тяжело ранен и вообще не мог двигаться. Остались и те, кто не решился на этот шаг.

За спиной остался наш «передний край». Мы отошли от берега относительно далеко, но, как ни удивительно, противника не встретили. Всем было ясно, что противник отошел подальше, зная о том, что наступательных операций мы уже вести не можем, а сопротивление наше все слабее и слабее.
Сосредоточив раненых в середине, мы всячески помогали им передвигаться и не отставать от основной массы. Выслав боевое охранение, мы медленно клином двигались вперед. Слева остался какой-то разрушенный хутор, лежало изуродованное орудие калибра 122 мм и много разложившихся трупов. Далее мы пошли немного вправо, обогнули слева и впереди показавшуюся возвышенность и вышли на еле заметную проселочную дорогу.
Кругом мертвая тишина и, как бы приспосабливаясь к этой зловещей тишине, мы двигались не только без звука, но, казалось, бесшумно ступали даже на ухабах и воронках от разрывов бомб и снарядов. Только тяжелое дыхание и придавленные стоны раненых постоянно сопровождали каждый шаг. Справа чувствовалась морская прохлада. Мы явно прижимались к берегу моря и уже далеко оставили наш бывший рубеж обороны. Жаль, что мы не могли сюда пробиться днем, тогда ночной путь к Балаклаве мог быть очень сокращен.

От нашего небольшого передового отряда прибыло, а вернее, нас ожидало двое связных. Товарищи сообщили, что впереди от моря тянется какой-то заросший ров, и там товарищи ожидают подхода всех остальных. Да, мы порядочно устали, но останавливаться не хотелось, хотелось быстрее и быстрее уйти в горы.
Мы еще не успели подойти к ожидавшим нас товарищам, как небо озарила ракета, и где-то слева впереди застучали короткие пулеметные очереди.
– Ложись! – одновременно вырвалось не только у меня, но и у многих других товарищей. Как подкошенные, мы залегли. Фашисты усиленно осветили местность, и наша большая группа на пустынной местности оказалась далеко видна. Полились длинные автоматные и пулеметные очереди, заговорили крупнокалиберные пулеметы, которые глухими монотонными ударами оповещали о местах своего нахождения. Трассирующие пули указывали направление стрельбы. К нашему счастью, противник вел огонь левее нас, в направлении, где мы оставили хутор, но затем огонь начал накрывать наш левый фланг. После свиста первых пуль послышались стоны и подавленные крики о помощи вначале слева, а потом в центре и по всей группировке.
Да, нас обнаружили. Из-под пулеметного огня нам будет трудно уйти. Как-то быстро созрело решение броситься вперед и засесть за бугры рва. Эта попытка стоила большой крови и не увенчалась успехом. Мы отползли, оставив много товарищей навсегда лежать на этих нескольких десятках метров земли. Группа получилась расколотой на две части. Преследуемые огнем пулеметов и автоматов, мы начали отход. Бежать мы уже не могли, хотя необходимость в этом была – мы были довольно обессилены.
Правый фланг взял направление к морю, наша центральная группа отошла строго в обратном направлении и снова залегла. Послышался гул мотора, а затем раздались один за другим орудийные выстрелы в направлении моря. Наш правый фланг был прижат к берегу и на него пошел основной удар.
Люди, не зная берега, один за другим сваливались с крутого обрыва в море.

Только к рассвету, оставив много убитых и раненых, небольшая группа нас достигла спуска, по которому мы выходили на прорыв. Обессиленные и расстроенные неудачей, мы медленно пробирались вдоль берега.
Рассвет так быстро наступил, что все отчетливей и ярче вырисовывалась ужасная картина трагедии: тысячи трупов на камнях и в море.
С восходом солнца подкрашенная кровью вода у берега шевелила множество всплывших трупов.
Стоя наверху скалистого обрыва, фашисты стали забрасывать нас гранатами и вести беспорядочный, но обильный автоматный обстрел.
В ответ зверям отвечали лишь одиночные выстрелы.

Авиация противника очень рано вышла, но уже не для разведки, а для бомбового удара. Впервые за все время обороны побережья самолеты заходили с моря и, пикируя, сбрасывали бомбы под скалы.
Когда они расходовали запас бомб, в ход шло бортовое оружие. Потери росли с каждой минутой.
Самолеты уходили только тогда, когда заходила на бомбардировку очередная девятка юнкерсов.
– В укрытия! – раздался чей-то сильный клич, когда мы подходили к месту, где когда-то был наш «арсенал». Это были «наши» самолеты, потому что весь участок побережья слева метр за метром был уже обработан.
Мы с Новиковым бросились в первую попавшуюся пещеру. Но она была переполнена, и нам пришлось довольствоваться небольшой ямой у входа в пещеру. Последнее, что осталось в моей памяти, был резкий душераздирающий визг бомбы.

Очнувшись, я не понял, что произошло и где я был. Почему я лежу без рубахи? Как мои ноги оказались в воде? Прямо передо мной высился высокий обрывистый берег. Это привычно. Но почему по верху ходят в полный рост люди? Такое явление я давно не видел. Немая тишина: кроме легкого плеска воды, ничего не слышно.
Слева возле меня – старший лейтенант Дудин: окровавленная голова, открытое лицо и безмолвные шевелящиеся губы. Новиков без головного убора, с расстегнутой гимнастеркой, стоял между мной и Дудиным, поливал водой то мои ноги, то голову Дудина, переходя от меня к нему и обратно.
– Где мы? Что случилось? – собравшись с мыслями, спросил я Новикова.
Не помню, ответил ли мне мой неизменный друг и постоянный спутник боевых троп, но я снова почувствовал холодную темноту и погрузился не то в сон, не то сам не могу понять в какое состояние. Почему-то так быстро ушли последние силы, и снова я ничего не видел и не слышал.

Трудно сказать, сколько я был в беспамятстве. Я очнулся от воды, непонятно откуда заполнившей мой рот. Первое, что я увидел, был мой милый красноармеец Новиков.
– Что случилось? Катера? – спросил я Новикова, который поднимал мою голову.
Мне казалось, что он шепчет мне на ухо и как-то непонятно говорит:
– Обвал… Товарищи остались там… Только крайних удалось отрыть… Погиб Штангей, погиб Калинин, погиб Ларионов… Недавно скончался Дудин. Не знаю, где майор Василевский и остальные…
Новиков говорил как-то не совсем разборчиво, продолжал лить воду из каски то на ноги, то на голову.
Я чувствовал сильную головную боль, резко жгло ноги, особенно правую. Попытался пошевелить ногами – ничего не получилось.
– Что со мной? Как ноги? – спросил я Новикова, и мне показалось, что высокая обрывистая скала валится на нас.
Я снова потерял сознание.

Уже к вечеру, когда я после сна или обморочного состояния снова открыл глаза, надо мной стоял наклонившийся Новиков и двое незнакомых мне товарищей. Меня приподняли, и я сел. Чувствуя сильные боли, я безразлично смотрел на обрушенную скалу, на то, как по узкому выходу выводили и выносили наверх товарищей.
– Надо выносить наверх! Все кончилось! – непонятно, чей это был голос. Я взялся обеими руками за голову.
У Новикова была забинтована голова, как-то подогнута рука и оборвана нижняя рубашка. Он был в крови.

Мы лежали у здания, что находилось у подножия 35-й батареи. Слева лежал Новиков, мой преданный и постоянный спутник, справа окровавленный, заросший щетиной, незнакомый товарищ. Тяжело дыша, он смотрел неподвижными глазами вверх.
– Вы кто? – спросил я тихо своего соседа.
– Старший лейтенант Тищенко, – полушепотом ответил он. – Вместе оборонялись, вместе пытались прорваться, вот вместе и пришлось лежать, – как-то горько сказал он и повернулся ко мне.
– Я из 345-й дивизии. Мы с вами встречались на Мекензиевых горах.
Раздался шум, окрики. На подошедшие большие машины уже начали грузить раненых…

Спустя несколько часов нас выгрузили у озера под высокой горой в Бахчисарае …
А что дальше?
Кто же поймет, расскажет и передаст все то, что произошло в последние дни?

9-По архивным данным, в июле-августе 1942 г. до партизанских отрядов смогли добраться всего 12–15 защитников Севастополя, в частности, секретарь Симферопольского ГК ВКП(б) Г.П. Кувшинников. Он бежал из колонны военнопленных в районе Базарчика (ныне Почтовое) и воевал до апреля 1944 г. После войны был секретарем горкома в Севастополе.

Одесса, 1967 год

 

количество посещений: 798

 

 
Назад в рубрику Назад в рубрику Предыдущая статья Предыдущая статья   |


ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ

 
 

Если прочитанная статья не оставила Вас равнодушным, и Вам есть, что сказать, поделитесь своей точкой зрения, оставьте комментарий.

ФИО:*

 

Город:

 

Вид деятельности:

 
 

Введите код:
(Внимание! Буквы и цифры следует вводить в английском регистре)

   
    *Поле обязательное для заполнения  
Введите свой комментарий:
   

 

количество оставленных комментариев: 2

посмотреть все комментарии