Графская пристань Если Вы севастополец, то где бы Вы ни оказались сегодня, у Вас есть возможность прикоснуться к частице Севастополя — нашему сайту. Станьте нашим соавтором. Расскажите нам о себе, о том, чего Вы добились в жизни. Давайте вместе порассуждаем о судьбах нашего города. Пишите нам!  
 

Главная

Новости

О сайте

Поиск по 

   
 
Рубрики

Military Крым, избранное

Будущее города

Взгляд на проблему

Воспоминание о будущем

Всё о спорте

Геральдика Крыма

Город и экономика

Горячие новости

За Победу!

Исторический экскурс

История

Клуб «Литера»

Краткие сообщения

Крымская война. Раритет

Крымский ренессанс

Мир приключений

Неведомое

О чем говорят

Позиция

Природа и экология

Рекламный вестник

Соотечественники

Студенческий билет

Тайны Крыма

Флот и город

Экология души

Юмор

Фотогалереи

За Победу!

История

Карикатуры

Люди

Природа

Репродукции

Флот

Фото-юмор

Фоторепортаж

Для авторов

Зарегистрироваться

Опубликовать статью

Добавить фотографию

23.04.2009

Крымская война. Раритет

Фотография автора

Мешковский Геннадий

Историк, исследователь Крымской войны, специализация — «Балаклавское сражение 25 (13) октября 1854 г.» и действия русской полевой армии в окрестностях Севастополя. Редактор Севастопольского молодёжного ежемесячника «Территория М». Автор статей по истории, культуре, современной музыке

г. Севастополь

 

 

Севастопольские письма

Публикуется впервые
(Мы русские с нами Бог. А.В. Суворов)

Ярость и бешенство с обоих сторон описать невозможно. Потеряв в бою оружие, противники бросались друг на друга, цеплялись руками за волосы, грызли зубами: терзали друг друга как звери, бились камнями выколачивали у врага остаток жизни.


Письмо к Великой Княгине Елене Павловне (1)

Вашему Императорскому Высочеству угодно было удостоить милостивым вниманием рассказы мои с болью жизни под Севастополем и об одном из моих ратных товарищей по полку поручике Доманском, раненым во время вылазки, произведенной нашими войсками с Камчатского люнета на французские траншеи. Во исполнении воли Вашего Высочества изложить рассказ этот письменно при счастье представить настоящий факт достоинство коего заключается лишь в том, что он основан на моих прямых служебных воспоминаниях и сложен совестливо и правдиво.

Во время осады Севастополя, неприятель старался посредством ускоренных работ, укрепится на возвышении против Корниловского бастиона (2).
Для воспрепятствования этому и чтобы вместе с редутами Селинганским и Волынским составить ими первую оборонительную линию предложено было устроить люнет на кургане впереди Карниловского бастиона.
27 февраля (11 марта) 1855 года заложение его было исполнено Камчатским егерским полком, по имени которого и самый люнет был назван «Камчатским».
Важность и значимость этого укрепления определяется как целью для которой он был предназначен, так ровно и расположением его от укреплений неприятельских, от 2-ой передовой неприятельской параллели он находился лишь в 180 саженях.
Неприятель, понимая вполне всю важность этого люнета, старался всеми силами препятствовать нашим работам, осыпая рабочих тысячами смертоносных снарядов, которые поглощали у нас много жертв.
Невзирая на все эти опасности, солдаты наши, крестясь, безмолвно, подбирали убитых и раненых и потом снова принимались за работу, продолжавшуюся безостановочно и день и ночь. Работы эти шли успешно и 10 (23) марта сильный артиллерийский и штуцерный огонь впервые возвестил неприятелям Камчатское новоселье.

Огонь этот вынудил союзников прекратить днем производство своих работ. Но полагали, что ночью неприятель вознаградить все потерянное днем время и быстро двигался вперед летучею сапою. Необходимо было предупреждать и разрушать его работы. С этой целью ночью, ночью с 10 на 11 марта, сделана была с нашей стороны сильная вылазка под начальством генерал-лейтенанта Хрулева.
Ночью войска двинулись на французские укрепления. Впереди Камчатский полк. Одной из ротных колон командовал поручик Доманский. Невзирая на сильный ружейный огонь, он бросился на первый неприятельский ложемент, овладел им и двинулся к главной французской траншее. Но здесь, на пути завязалась страшная рукопашная схватка. Французы, защищая дорогу к своим траншеям, храбро выдержали натиск, отчаянно бросились на наши штыки и ложились рядами. Ярость и бешенство с обоих сторон описать невозможно. Потеряв в бою оружие, противники бросались друг на друга, цеплялись руками за волосы, грызли зубами: терзали друг друга как звери, бились камнями выколачивали у врага остаток жизни. Это была не схватка, но бойня. Темнота ночи, пыль и дым придавали страшный колорит этому побоищу. Лишь гранаты, перелетая по мрачному небу, искрами своими освещали местность.
Преодолев все эти препятствия Доманский с своею ротою двинулся дальше; в 50 шагах от французской траншеи рота его была остановлена залпом штуцеров; но с криком «ребята за мной!» Доманский выскочил вперед своей команды и через минуту уже французская траншея была занята. Он бросился далее и храбрецы его роты были уже перед 2-ой неприятельской траншеей, когда картечь ударила его в лицо и оторвала ему нижнюю челюсть, он пошатнулся, но был поддержан своими солдатами и пришёл в себя, сам подвязал носовым платком изуродованную часть лица. Видя малочисленность своей роты, он отказался от помощи солдат и не смотря на увещевания товарищей оставался на месте, пока убедился, что рота его заняла и удержала за собой новую траншею. Тогда опираясь на плечо одного из товарищей, так же раненного он побрел пешком к Севастополю, до которого пришлось пройти около двух верст, прейдя в госпиталь, он от большой потери крови ослабел и лишился чувств.

Доктор Тобен, осмотрев Доманского объявил, что совершенное разрушение нижней челюсти и оторванный кусок языка не позволят ему принимать пищу, а потому исход его был самым жалким, он должен был умереть от голода, так как не в состоянии будет перенести десятидневное воздержание от всякой пищи и питья, пока спадет опухоль. К тому же он не сможет ни лежать, ни сидеть; избрав последнее он кое как приютился на жестких стульях, обложив себя подушками и так проводил дни и ночи без сна от боли и голода. Все время находясь в темном углу комнаты, ни к кому из соседей он не обращался, каждый с ужасом невольно отворачивался от вида его страшно обезображенного лица, внушавшего во всех вместо участия отвращение. Доманский понимал свое положение и старался избегать сношений с товарищами, лишь в крайних случаях подходил он к ним и тут же спешил возвратиться к своему убежищу. Все эти страдания он переносил с удивительным присутствием духа, без крика, стона, без ропота.
В это время я сам, раненый, находился в госпитале рядом с ним и видел сам его положение, его страдания и передаю этот рассказ как очевидец.
Здоровье Доманского становилось час от часу хуже, в ране начал образовываться антонов огонь, развитие которого было приостановлено искусством доктора Тобена, но только на время. Сознавая опасность своего положения Доманский подозвал однажды своего врача и подал ему исписанный клочок бумаги /говорить он не мог/.
«Ради Бога, писал он, скажите мне истину есть ли надежда на моё выздоровление? Не скрывайте от меня правды. С первого же дня я начал готовить себя к смерти и, как Хрестянин; совершенно готов, но у меня семейство мать, сестры, я для них единственная опора. Скажите же мне правду есть ли у меня еще время, что бы поручить их судьбу кому ни будь из сострадательных лиц?»
Доктор не счел нужным скрывать от него истину и отвечал ему «дас Бог чтобы Вы прожили до после завтра, т.е. до среды».
Но Богу угодно было, чтобы приговор этот не исполнился, и Он явил над Доманским одно из чудес своих. Роковой день наступил и больной встретил его удивительною решительностью и спокойствием. Никто не заметил на лице его ни малейшего следа скорби. Так прошел день за ним другой и третий, затем явилась надежда на возвращение жизни.
По истечении 10-ти дней ему вспрыснули в горло каплю бульона, потом больше, по прошествии же еще пяти дней ему могли вливать через лейку по несколько ложек бульону.

Кормили его наши Севастопольские сестры, исполняя эту трудную обязанность с большою ловкостью и терпением, потому, что сперва нужно было закладывать корпию (3) отверстие образовавшееся у него в горле, потом пропустить в рот лейку с осторожностью между осколками костей и живого мяса..
Благодаря усердной попечительности наших добрых сестер, Крестовоздвиженской общины, ходивших за ним с заботливостью матери, он начал постепенно поправляться.
Пищу ему постоянно давали сестра Серафима, то сестра Анна Будберг (4) которые по очереди исполняли долг его кормилиц.
Крестовоздвиженская община данная мыслью Вашего Императорского Высочества была истинным утешением для всех раненых защитников Севастополя. Сколько пользы, доброты и благодеяний доставила она раненым и больным! Забывая свойственный женщин урон наводимый всеми окружавшими Севастополь опасностями и ужасами сестры Милосердия являлись истинными сподвижницами милосердия Христова; подавляя в себе чувства отвращения при виде страшных язв, нанесенных огнестрельным оружием, и забывая женскую застенчивость, они безропотно с усердием и состраданием перевязывали эти раны с материнскими ласкою и нежностью. Все потребы и нужды этих несчастных спешили удовлетворять по мере возможности. Самые капризы наши /разумеется капризы больных/- переносились ими с удивительным христианским терпением и кротостью.
Ни один ловкий и искусный фельдшер не в состоянии сделать перевязку с такой осторожностью и умением, как наши благодетельницы сестры; при одном их прикосновении раны становились меньше и боль казалось на время утихала.
Часто, по ночам, во время общего успокоения, мы замечали, как в бреду, тени осторожно скользящие по полу больницы, внимательно прислушивающиеся к дыханию спящих и заботливо поправляющие изголовье больного…
Попечение сестер не знали отдыха. И чудно и удивительно было видеть этих ангелов хранителей, брошенных среди ужасов, нераздельных с войною смиренно подвизающихся на принципе милосердия и добра!
Только неусыпная и усердная забота сестер спасли жизнь Доманскому.
Благодаря им Доманский (5) кое как поправился и, собравшись силами, отправился для свидания с родными и продолжения лечения в г. Вильно, где и проживает ныне.

А. Астафьев (6)
Февраль 22 дня 1856 года
С. Петербург


ГАРФ г. Москва фонд 647 оп.1 д. 333


Комментарии Геннадия Мешковского
(1) Крестовоздвиженская община сестер милосердия, во время Крымской войны (1854-56 гг.) была создана Великой Княгиней Еленой Павловной.

(2) Малахов курган

(3) Корпия – устарелое слово (от •лат. carpo - рву, щиплю). Перевязочный материал - нащипанные из тряпок нитки, которые употреблялись прежде вместо ваты для перевязки ран и язв.

(4) Автор указал у сестры Будберг имя Анна, в действительности Будберг была Екатерина, баронесса, дочь капитана.

(5) Поручик Доманский за вылазку 10 марта награжден орденом святого Владимира 4 степени с бантом 18 мая 1855 г. Офицерский чин прапорщика получил 5 апреля 1848 года в Камчатском полку.

(6) 21 июня 1855 г. подпоручик Астафьев приказом главнокомандующего Южной армии утвержден поручиком. 6 января 1856 г. отправлен в отпуск на излечение ранения


(7) Камчатский полк сформирован в 1806 году из 4-х рот Екатеринбургского полка.

(8) В вылазке участвовали:
Днепровского пехотного полка 4 батальона
Волынского пехотного полка 1и 2 батальоны
Камчатского егерского полка 2 батальона
Улицкого егерского полка 1 батальон
Охотники Охотского егерского полка
Резервный батальон Минского пехотного полка
Команды №№ 30.35.38.40.44.45 флотских экипажей
Греческие волонтеры
ГАРФ ф. 722 оп. 1 д. 213

(9) Потеря русских войск во время вылазки 10 марта составила

Шт. офиц. Обер-офиц. Рядовых
Убито 1..... 6..... 369
Ранен 1..... 16.....922
Контужено 1..... 15.....235
Итого: 3..... 37.....1.526

Взято в плен французов 2 офицера и 60 нижних чинов (в том числе 36 раненых) в числе убитых два французских офицера оставлены на поле боя.
ГАРФ ф. 722 оп. 1 д. 213 ч. 1

(10) Убиты в вылазке
Волынского полка подпоручик Игнатьев Петр
Днепровского полка поручик Уманец Николай Павлович
Днепровского полка прапорщик Галковский (Гальковский) Михаил Иванович
Днепровского полка прапорщик Скорба (Скорбов) Михаил Мартынович
П.М.Ляшук «Мартиролог офицеров Российской армии погибших при защите Севастополя 1854-56 г.г.» г. Севастополь 2008

(11) Картины сражений из французского журнала «Иллюстрацион» за 1856 год

 

количество посещений: 865

 

 
Назад в рубрику Назад в рубрику Предыдущая статья Предыдущая статья   |


ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ

 
 

Если прочитанная статья не оставила Вас равнодушным, и Вам есть, что сказать, поделитесь своей точкой зрения, оставьте комментарий.

ФИО:*

 

Город:

 

Вид деятельности:

 
 

Введите код:
(Внимание! Буквы и цифры следует вводить в английском регистре)

   
    *Поле обязательное для заполнения  
Введите свой комментарий:
   

 

количество оставленных комментариев: 0