Графская пристань Если Вы севастополец, то где бы Вы ни оказались сегодня, у Вас есть возможность прикоснуться к частице Севастополя — нашему сайту. Станьте нашим соавтором. Расскажите нам о себе, о том, чего Вы добились в жизни. Давайте вместе порассуждаем о судьбах нашего города. Пишите нам!  
 

Главная

Новости

О сайте

Поиск по 

   
 
Рубрики

Military Крым, избранное

Будущее города

Взгляд на проблему

Воспоминание о будущем

Всё о спорте

Геральдика Крыма

Город и экономика

Горячие новости

За Победу!

Исторический экскурс

История

Клуб «Литера»

Краткие сообщения

Крымская война. Раритет

Крымский ренессанс

Мир приключений

Неведомое

О чем говорят

Позиция

Природа и экология

Рекламный вестник

Соотечественники

Студенческий билет

Тайны Крыма

Флот и город

Экология души

Юмор

Фотогалереи

За Победу!

История

Карикатуры

Люди

Природа

Репродукции

Флот

Фото-юмор

Фоторепортаж

Для авторов

Зарегистрироваться

Опубликовать статью

Добавить фотографию

05.08.2008

История

Фотография автора

Скуридин Олег Александрович

Сотрудник музея героической обороны и освобождения Севастополя

г.Севастопль

 

 

Памятник М.П. Лазареву на Корабельной стороне: история одного впечатления

В этом году произойдет знаменательное событие: восстановление памятника адмиралу М.П. Лазареву на Корабельной стороне. Будет в точности восстановлено творение скульптора П.С. Пименова, открытое для всеобщего обозрения 9 сентября 1867 г. на «площади Лазаревских казарм» [4, С. 72].
Одно из первых, не официозных впечатлений о памятнике оставил Н.Я. Данилевский в своем труде «Россия и Европа». Автор статьи предлагает читателю свои размышления о тяжелых поисках нашего народа своего места в мире, на примере впечатлений, которые вызывал этот памятник за последние неполные 150 лет.
Н.Я. Данилевский фиксирует свое мгновенное впечатление о памятнике: «Мне случилось видеть колоссальную статую, недавно воздвигнутую в Севастополе в честь адмирала Лазарева. Колоссальная фигура, сажени три вышиной, на огромном пьедестале, стоящая среди развалин, на высоком и крутом берегу залива, производит издали поразительный эффект» [3, С. 269]. Однако, остановившись и поразмыслив об увиденном, о судьбе героя памятника и дела его жизни, Николай Яковлевич добавляет: «Но как только становится возможным рассмотреть подробности фигуры, - ее мундирный фрак с фалдочками, панталоны в обтяжку, коротенькие ножны морского кортика, - надо привести себе на память все труды, понесенные знаменитым адмиралом при устройстве Черноморского флота, и сопоставить их с печальной участь, постигшею его создание всего 4 года после его смерти, чтобы подавить более серьезными и грустными мыслями невольно прорывающуюся улыбку» [3, С. 269-270].

Какие же «серьезные и грустные мысли» имеет в виду мыслитель? Европейский костюм, по его мнению, которым «судьба и нас наградила», в который одет русский адмирал - это одна из форм «европейничанья» – уродливого искажения на иностранный лад всех внешних форм отечественного быта [3, С. 270]. Эта болезнь, по мнению Данилевского, является следствием непонимания русскими их роли в мире, которая состоит в том, что Россия – это оплот мирового Славянства, а не часть враждебной и чуждой ей германо-романской Европы. Ученый доказывает пагубность «европейничанья» на примере всей истории Славянства, но наиболее отчетливо он иллюстрирует свой тезис на примере краха политики николаевской России. В это время империя стремится вести себя как ведущая европейская страна (не воспринимаемая за таковую, ее европейскими партнерами). Такая политика закончилось тем, что Европа сплотилась против России (оружием и общественным мнением), одержала победу в Крымской войне и навязала унизительный Парижский договор, определивший «печальную участь» Черноморского флота, творения рук М.П. Лазарева. Так можно объяснить ход рассуждения автора «России и Европы» у подножия монумента адмиралу Лазареву, выводы которого омрачили первоначальное впечатление об увиденном.

Оставив пока в стороне философские воззрения Данилевского, следует признать, что он правильно отметил то, что М.П. Лазарев (1788 – 1851 гг.) являлся одним из самых «европейским» среди наших адмиралов: всегда был в центре событии европейского и мирового масштаба. Еще гардемарином, в течении пяти лет, он служил в Англии на судах королевского флота, затем командовал кораблями Российско-Американской компании, совершил три кругосветных плаванья. За Наваринскую победу отмечен званием контр-адмирала, английским орденом Бани и французским орденом Св. Людовика. Он в дальнейшем противостоит антироссийской политике своих учителей-англичан на Черном море. Как большой патриот, он понимает важное значение Черноморского флота и его базы Севастополя, как морского «ключа» к воротам империи, скончался «не дожив до Синопской победы… зато и не видя разрушения своего детища – Черноморского флота» [4, С. 71].
Теперь понятно, почему многие современники, в первую очередь офицеры флота, на чьи средства был изготовлен монумент (а их представления выразил автор памятника), могли представить себе адмирала Лазарева не иначе, как в европейском морском мундире.

Нам остается понять - на чем основывается иная точка зрения Н.Я. Данилевского. Для этого надо вернуться к его мировоззренческой схеме. Мыслителя удручает тот факт, что наши соотечественники не сделали должных выводов о характере отношении Европы к России, даже после унизительного Парижского трактата 1856 г. Низкопоклонство перед Западом (то же европейничанье) оставалось ведущим направлением мысли верхних слоев общества и по прошествии 11 лет после Крымской войны (год установки памятника М.П. Лазареву). Для глаза Н.Я. Данилевского просто невозможно видеть образ русского патриота в европейском костюме, возвышающийся среди развалин Севастополя, на фоне бухты, по воле европейских агрессоров, лишенной русских военных кораблей!
Оголтелое западничество, как и реакцию на него – не менее ограниченное славянофильство (в форме стремления к самоизоляции - «китазма») следует причислить к уже имеющимся двум типично русским бедам. Следует сказать, что эти явления прошли долгий путь развития в истории Руси – Московии – Российской империи – СССР – Российской Федерации, Украины, Белоруссии (по мнению Л.Н. Гумилева оба явления возникли в Киевской Руси еще во второй половине Х в. [2, С. 220]). Они связаны с особенностями славянского культурно-исторического типа, но их глубокое рассмотрение выходит за пределы поставленной цели нашего краткого очерка. Однако беда заключается в том, что «загадочной русской душе» свойственно кидаться в крайности.
Памятник адмиралу Лазареву был разрушен в 1920-е гг., в период очередной «переоценке ценностей». Ценности нового типа были экспортированы из Европы. По словам Н.А. Бердяева, учение Маркса, подвергшись «русификации и ориентализации», заменило исконно русский миф о народе-крестьянстве, новым мифом о народе-пролетариате: «Но в мифе о пролетариате по-новому восстановился миф о русском народе» [1, С. 88]. Отсюда истоки нетерпимости к представителям других (чуждых пролетариату) социальных слоев: городской и сельской буржуазии, духовенству, интеллигенции, офицерству. Указанная нетерпимость не обошла и памятники. Люди этого поколения видели в М.П. Лазареве не крупного политического деятеля-патриота и славного героя Наварина, а слугу царя Николая Палкина.
Мысль о восстановлении памятника пришла на рубеже прошлого и настоящего тысячелетия, в период очередного «смутного времени», когда люди одновременно, с надеждой смотрели на Запад, и пытались обратиться к своим «истокам». Вопрос о месте в мире славянских стран (с распадом СССР, Чехословакии и Югославии их количество значительно выросло) вновь вышел на первый план. Но теперь изменилась и Европа, и славянский мир. Славянской федерации, под руководством России, о которой мечтал Н.Я. Данилевский, не возникло (хотя с некоторой долей приближения за таковую можно было бы принять организацию стран Варшавского договора, но падение «железного занавеса», кажется, навсегда похоронило эту идею). В Европе же говорят о единой конституции, правительстве и даже президенте. Если следовать мыслям Данилевского, в отношениях Славянство – Европа, усилился дисбаланс в пользу последней. На обломках Советской империи с каждым годом растут прозападные настроения (снова одерживает победу одна из двух указанных крайностей). Независимая Украина открыто стремится в НАТО и ЕС, а наши славянские «братья»: чехи, поляки, словаки, болгары, как кажется, уже бесповоротно сделали свой выбор…
В связи с этим, представляется интересным узнать: какие мысли вызовет восстановленный памятник адмиралу М.П. Лазареву у нашего современника?

Использованная литература и источники.

1. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: Наука, 1990. – 224 с.
2. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. – М.: Мысль, 1989. –764 с.
3. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. – М.: Книга, 1991. – 574 с.
4. Макареев М.В., Рыжонок Г.Н. Черноморский флот в биографиях командующих. 1783 – 2004. В 2-х т. Т. 1 – Севастополь: Издательство «Мир», 2004. – 264 с.

 

 

открыть в новом окне

количество посещений: 928

 

 
Назад в рубрику Назад в рубрику Предыдущая статья Предыдущая статья   |


ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ

 
 

Если прочитанная статья не оставила Вас равнодушным, и Вам есть, что сказать, поделитесь своей точкой зрения, оставьте комментарий.

ФИО:*

 

Город:

 

Вид деятельности:

 
 

Введите код:
(Внимание! Буквы и цифры следует вводить в английском регистре)

   
    *Поле обязательное для заполнения  
Введите свой комментарий:
   

 

количество оставленных комментариев: 1

посмотреть все комментарии